^ Наверх

Старость фотографа

Опубликовано - 2014-01-20

– А вот он ко мне скоро придёт… - вкрадчиво говорит мне на прощание Виталий Васильевич, пока я одеваюсь в его прихожей. – Мы посидим, побеседуем… он мне объяснит, где теперь проявляют плёнки

– Хорошо, – киваю я головой. – Замечательно!... Поговори, пусть расскажет.

Я не спрашиваю, кто к нему придёт беседовать и откроет секрет, где проявляют плёнки, потому что знаю, что он говорит про меня.

* * *

Будущей осенью этому старику, уже похожему на ребёнка, но со всё ещё крепким рукопожатием, даст Бог, исполнится 75 лет. Виталий Васильевич Ипполитов - фотограф, во многом благодаря которому остался задокументированным облик Ишима 50-70-х годов минувшего столетия. Со своей женой, доброй Анной Филипповной (их единственный сын умер семь лет назад), они живут в безупречно прибранной «двушке». Здесь вся мебель, как мне кажется, сделана его руками и устлана и занавешена дорожками, ковриками и накидушками, которые связала Анна Филипповна. И что, пожалуй, самое примечательное, эта чистенькая квартирка удивительным образом почти не соприкасается с нашим миром, а существует в ином, где Виталий Васильевич и Анна Филипповна – это Тристан и Изольда, которые однако взросли не в чуждом крае суровых кельтов, а на утучнённых заливных лугах Приишимья.

Как умилительно наблюдать этих трогательных старичков, когда наш Тристан в сотый раз перебирает содержимое своей сокровищницы (в основном это остовы старых камер, объективы, бленды, светофильтры и пр. мудрёные и теперь уже вовсе ненужные предметы), а Изольда привычно ворчит на него, но при этом взгляд её так добр, так ласков… «Вот так и воюем целыми днями,» – говорит она. «Ладно, не обманывай!» – вторит ей Виталий Васильевич.

– А скажи мне, где ты теперь плёнки проявляешь? – спрашивает он.

– Так я теперь их совсем не проявляю, - отвечаю я.

– А как же тогда?

– Так оставляю непроявленными…

– Ооо… – Виталий Васильевич удивлённо качает головой, - вон оно теперь как!

Компьютер, который мы с ним покупали несколько лет назад, уже год стоит на столе прикрытый от пыли простынью. Хотя цифровая зеркалка Canon, перешедшая к нему от меня, ещё в действии. Правда, ей всё чаще пользуется Анна Филипповна, потому что Тристан никак не может понять, где он станет проявлять плёнки, если наснимает, и от этого впадает в большое беспокойство.

* * *

В маленькое фотоателье по ул.Казанской, напротив старого Автовокзала, где работал Виталий Васильевич, меня после демобилизации из армии привёл Сергей Глухих, мой друг. Уже тогда Виталий Васильевич был лыс, крайне сдержан в проявлении любых эмоций, немногословен. Всё это, а также крупные руки делали его похожим на Святослава Рихтера. И, возможно, именно этим он привлёк внимание Сергея, в то время преподававшего в музыкальной школе фортепиано и благоговевшего при любом упоминании о великом пианисте.

Так ли это действительно или может быть была какая-то иная причина для их доброго знакомства, я на самом деле не знаю. А вот только жарким летним днём в конце июля 1981 года Сергей привёл меня в прохладное ателье, где за обшарпанным столом сидел этакий Рихтер и, нацепив на глаз лупу, какие бывают у часовщиков (ах, кто только теперь их помнит, часовщиков-то?!), изучал внутренности вскрытой фотокамеры.

– Виталий Васильевич, здравствуйте! – сказал Сергей. - Вы говорили, что вам нужен ученик, так я его вам привёл. Это Петя, мой друг, классный парень!

Я не придумываю, он именно так и сказал про меня "классный парень!"

Виталий Васильевич поднял свою чудесную лысую голову, сдвинул лупу наверх гладкого черепа, устремил на меня внимательный взгляд и почти сразу же протянул свою огромную руку: "Здрасьте!". Мы поздоровались крепким рукопожатием, и дело было решено.

Через пять минут я уже спешил в контору Горбытуправления, находившуюся неподалеку, на ул.Литвинова, где написал заявление и был принят "учеником фотографа".

Начались будни подмастерья. Я приезжал на автобусе к девяти, Виталий Васильевич был уже там, потому что добирался на мотороллере. С утра, обычно, если требовалось, я подновлял химрастворы, резал в тёмной комнате листовую плёнку и заряжал кассеты (в ателье было две камеры, одна форматом 13х18 для съёмки на документы, а другая 18х24 для художественных работ), и учебный процесс начинался. Был он ненавязчивым, предельно творческим и увлекательным, иной раз и до экстремальности. Кажется уже на второй день моей работы в ателье появились молодожены со свадебным эскортом на двух "москвичах" и попросили проехать с ними, чтобы сделать пять-десять снимков (тогда речь о количестве шла в таких вот пределах). Виталий Васильевич, вооруженный лупою, по обыкновению был погружен в механизм какой-то поломанной фотокамеры, он выслушал молодоженов и сказал: "Хорошо, счас будет вам фотограф". Затем, позвав меня в "темную комнату", вручил мне "Зенит" и тихонько, чтобы не было слышно снаружи, сказал: "Поезжай, Петруша, с ними. На солнце – ставь сто двадцать пять на восемь, а в тени – на пять и шесть". Меня, к счастью, не учили плавать методом выбрасывания из лодки на середине реки, но после той свадьбы я хорошо представляю, каково это.

Близость Автовокзала всегда обеспечивала почти нескончаемый, хотя и не бурный поток девушек и ещё не старых женщин. Все они, как теперь мне припоминается были красивыми, многие из них были русоволосыми, иные с примесью рыжего, а порой являлись и вовсе с волосами цвета вороньего крыла и раскосыми азиатскими глазами... Все они, как правило, хотели красивых фотографий и, скажу без ложной скромности, неизменно их получали. Мы же взамен имели творческий гонорар, к которому почти всегда добавлялись домашние беляши, пирожки, шаньги или, на худой конец, просто булочки из магазина, что был рядом с Автовокзалом.

Как правило, всегда к обеду гонорару у нас уже было пять-десять рублей при том, что в магазине напротив можно было купить не только булочки, но и увлекательные напитки, способные удивительным образом поднимать художественный порыв на какую-то, как мне тогда казалось, сладостно-неземную высоту. Если ассортимент в магазине оскудевал, а бывало и такое, то "маршрут задания" несколько удлинялся. Тогда я, насвистывая, отправлялся до другого магазина, известного в народе под названием "шестидесятый". Ходу было пол километра или около того, которые вчерашнему десантнику были только в радость. Одна сердобольная женщина, часто в те далёкие годы наблюдавшая меня проходящим мимо окна её кабинета, уверяет, что именно в ту пору на моём лице впервые появилась придурковатая улыбка, которая и по сей день с него не сходит. Возможно, что и так, но сам я считаю это утверждение (о качестве улыбки) спорным.

Процесс продолжался около месяца и результатом его стало присвоение мне звания "фотограф третьего разряда". Некоторое время назад один пылкий юноша, преуспевающий свадебный фотограф, сообщил мне, что его тёща, которая никогда не фотографировала, тем не менее, если дать ей в руки фотоаппарат, сделает точно такие же фотографии, какие делаю я (то есть не он). "Надо же, – подумалось мне, – какая талантливая тёща!" – и невольно зависть кольнула в сердце, но я себя скоро успокоил и вот чем. Я подумал: «Ага, хорошо, зато у неё нет записи в трудовой книжке: фотограф третьего разряда, а у меня – есть!»

Что до Виталия Васильевича, то после того, как государство признало меня профессионалом, пусть и третьего разряда, он тоже стал относится ко мне соответственно, как к ровне. И нередко уже сам, не желая принизить моего звания, отправлялся через дорогу за напитками.

Стоит сказать, что позже, когда в силу то ли взросления, то ли старения и у него, и у меня, отпала потребность в волшебных напитках, наша дружба ничуть не пострадала, главным образом потому, что любовь к фотографии сохранилась у обоих по сей день. В этом году, даст Бог, мы отметим 33-летие нашего доброго знакомства.



ОБСУЖДЕНИЕ

Дмитрий 2014-01-23 00:53:27

Надо продолжать снимать. Это очень трогательно. Сложная эмоциональная съемка.

Артур 2014-01-23 01:30:20

Отличная история и прекрасные фотографии. Но, лично мне, не хватило хотя бы одной цветной.

Евгений 2014-01-23 11:27:10

Отличное фото, очень трогательно! Последний снимок только не очень понравился. Очень приятный стиль рассказа...

Игорь Ковалев 2014-01-23 16:47:23

отличный текст, трогательные фотографии... спасибо!

Екатерина 2014-01-24 08:51:12

Душевно, тепло и фотографии чудесные. Спасибо огромное!

Максим 2014-01-24 10:55:02

Начало текста сильное! Фотографии хорошие, потраченного время на историю не жаль!

Алексис 2014-02-09 19:09:10

отлично! показал бы еще пару работ мастера (на стене одну только и видно..) да технику старую покрупнее. интересно, что это там за огромная колобашка в ящике лежала.. а вообще, блог - это твой конек. как мастер эпистолярного жанра до еще и умеюший делать картинки к рассказам.. это конечно, то что надо! кстати у пленки сейчас крутой "кам бэк", только что прочитал статью, что студенты-фотографы а так же всевозможные начинаюшие опять печатают (причем крупно ;) фотки. я дея подумал, может и мне на старый Rolleiflex скопить..

Чтобы оставить свое мнение, необходимо войти или зарегистрироваться

Недавние статьи:

RSS

Энтомологическая сила природы В отрочестве и юности я был впечатлительным и влюбчивым. Как, наверное, ...

В гостях у "Пикассо" Не помню, когда и кто наградил его прозвищем Пикассо, но знаю, ...

В деревне Отправились вчера в деревню к моему другу за мёдом - как-никак ...

О, Мариванна! В юности довелось мне близко знать одного известного в городе фотографа, ...

Наводнение. Апогей. В первый день съемок масштабы впечатляли и казалось, что это придел, ...