^ Наверх

Симаново

Опубликовано - 2016-02-29

В апреле 1985 года, скинувшись по 50 рублей, Серёга Глухих, Рудик и я купили домик в деревеньке Симаново, в пятнадцати километрах от города на берегу Ишима. В то время деревенька вымирала - оставалось не больше десятка домишек, в которых жили исключительно старики.

Постепенно и оттого незаметно избушка наполнилась всевозможными атрибутами человеческого общежития такими же пёстрыми, как и компании, которые здесь с завидной регулярностью стали сменять одна другую. Здесь были не только обязательный для всех прогрессистов магнитофон с записями широчайшего (если не сказать противоречивого) спектра - от Баха и Прокофьева, до Битлз, Аквариума, венгерских цыган и Филипа Гласса - но откуда-то появилось даже пианино и россыпь более компактных музыкальных инструментов: всевозможные флейты, балалайка, мандолина, казахская домра, гитары, какие-то невообразимые барабаны, ксилофоны, тамбурины и бубенцы; тут же были видавшие виды этюдники с ворохом изжульканых тюбиков (тогда они ещё были из свинца), перепачканные красками палитры, на столе стояла премилая оранжевого цвета пишущая машинка, на которой я выстукивал про любовь (безответную, конечно, и несчастную), а также и машинка швейная, на которой иной раз любил строчить Рудик. Был приёмник VEF, телевизор, был, конечно же, самовар и не весть откуда взявшиеся три венских стула.

Всякий, случайно попадавший сюда человек, а такие составляли большинство, выпив портвейну (если таковой наличествовал) или чаю с мятой, или даже просто молока, которое мы каждый вечер покупали у бабы Зои, ложился, где поудобнее - на полу ли, на траве ли - и уже хотел провести остаток своих дней, не трогаясь с места, а лишь созерцая закат и извлекая звуки из всего, до чего дотянется рука. В Симаново, надо сказать, все извлекали звуки. Даже вот и я что-то выстукивал на бонгах.

Очень скоро мало кому известная деревенька превратилось в мекку не только для фотографов, музыкантов и художников, то есть пьющей братии, но и просто для любителей проводить время в компании незлобивых людей, самых настоящих заводских рабочих, тружеников бытового обслуживания и сферы образования... Короче говоря, кого тут только ни было. Бывало тут появлялись загадочные "хайрастые" люди, которые ехали автостопом из Прибалтики во Владивосток, но почему-то сбились с маршруту. А то вдруг шумной гурьбой заваливались тюменские панки. Отличительной особенностью последних было обыкновение (так и оставшееся необъяснённым) выбрасывать всякую посуду и приборы за ограду. Например, наливают тюменскому панку стакан портвейну, он опрокидывает стакан в себя, а затем швыряет его через забор в заросли конопли. Тут же ему подают вилку с насаженной на неё картофелиной, он картофелину в рот, а вилку следом за стаканом в коноплю. И так бывало, что ещё и портвейн есть и картошечка, а чтобы культурно выпить и закусить - этой возможности уже нет. Но это так, лирическое отступление.

Теперь, спустя без малого тридцать лет, иных уж нет, а те далече. И избушки уже нет. И прежней деревни тоже - теперь это дачный посёлок. А как было там хорошо, как привольно дышалось, как радовались молодые сердца, как трепал некогда свежий ветер с реки ещё не тронутые сединой волосы!...











ОБСУЖДЕНИЕ

Чтобы оставить свое мнение, необходимо войти или зарегистрироваться

Недавние статьи:

RSS

Энтомологическая сила природы В отрочестве и юности я был впечатлительным и влюбчивым. Как, наверное, ...

В гостях у "Пикассо" Не помню, когда и кто наградил его прозвищем Пикассо, но знаю, ...

В деревне Отправились вчера в деревню к моему другу за мёдом - как-никак ...

О, Мариванна! В юности довелось мне близко знать одного известного в городе фотографа, ...

Наводнение. Апогей. В первый день съемок масштабы впечатляли и казалось, что это придел, ...